В Москве показали балет "Дон Кихот" - один из фаворитов "Золотой маски"

Поиск заведений

Давайте начнем с обывательского вопроса: почему московско-петербургского Дон Кихота у вас ставил варяг?

Андриан Фадеев: Дон Кихот ведь изначально был поставлен в России французом Мариусом Петипа, как практически и вся остальная русская балетная классика. Поэтому хореографы-варяги не новость на нашей сцене. Считаю, что в искусстве такого понятия не существует. Что значит "варяг"? Йохан Кобборг - знаменитый танцовщик, в его репертуаре несколько редакций Дон Кихота, поставленных российскими и зарубежными балетмейстерами. Он исполнитель мирового уровня, сочетающий разные балетные школы. Кто, как не он, сегодня может и должен поставить свою версию этого спектакля.

И вы планировали такой ажиотаж?

Андриан Фадеев: Любой творческий человек - артист, балетмейстер, художник - всегда надеется на успех. Мы не ждем ажиотажа, но все делаем для того, чтобы он был. Повышенным вниманием к постановке и определяется результат нашей работы, ведь так хочется, чтобы у театра спрашивали лишний билетик. Иначе зачем мы работаем...

Театру балета имени Леонида Якобсона уже больше полувека, и это театр с уникальной историей - первый в стране созданный отдельно от оперы, первый авторский. Как вообще живется авторскому театру в современном мире? Вы конкретно как выживаете?

Андриан Фадеев: Театр вообще явление авторское хотя бы потому, что у любого произведения есть создатель: режиссер, композитор, балетмейстер. И даже если это реконструкция спектакля, у нее тоже есть автор. Прекрасно, когда во главе труппы стоит личность такого уровня как Леонид Якобсон, Джон Ноймайер, Борис Эйфман, их талант рождает уникальные произведения. Нашего Автора, к сожалению, уже нет в живых, но есть его наследие, которое мы бережно храним. Этот выдающийся хореограф XX столетия, реформатор и новатор, взрывал балетное пространство нашей страны своим необычным "стреляющим в упор" творчеством. Наши постановки - своеобразный мост от ультрасовременного танца второй половины XX века в хореографию сегодняшнюю. От Леонида Якобсона до молодых талантливых балетмейстеров наших дней.

Но вы не ответили, как вам живется среди монстров - крупных репертуарных театров того же Санкт-Петербурга, как вы умудряетесь продвигать труппу к зрителю.

Андриан Фадеев: Да, в Петербурге несколько академических театров, и каждый их них имеет свою нишу. В отличие от них у нас нет стационарной площадки, но это говорит только о том, что в более сложных условиях мы имеем прекрасный результат. И мы не выживаем, а уверенно двигаемся вперед! Я очень благодарен Валерию Абисаловичу Гергиеву, который поддерживает нашу компанию и дает возможность выступать на великой Мариинской сцене, а также многим другим руководителям театров, где мы имеем честь показывать наши спектакли.

Думаете, они будут еще лояльнее, если вы получите "Маску"?

Андриан Фадеев: Ничего не изменится! У театра уже есть эта награда, будет еще, не в этом году, значит, в следующем или через год. Мы будем счастливы признанию, но дело ведь не в Маске, а в том, что мы честно служим искусству балета. Творческим людям свойственно стремление к успеху, мы работаем и ради этого тоже. Но поверьте, главное, что мы приехали в столицу и показываем москвичам нашего Дон Кихота.