Госбанки выделят структуре Алишера Усманова более 2 млрд долларов и вряд ли получат их обратно

Поиск заведений

Общий объём инвестиций оценивается в 3 млрд долларов. Можно было бы порадоваться за хорошее дело и за жителей не самого богатого региона России. Но не зря говорят, что дьявол кроется в деталях. Инициатор проекта – Байкальская горная компания (входит в холдинг USM Алишера Усманова) – намерена вложить в него меньше трети необходимого объёма средств – 875 млн долларов. Ещё 490 млн долларов инвестиций в новый ГОК даст государственная корпорация развития ВЭБ.РФ, а оставшуюся сумму – более 1,3 млрд долларов - предоставят государственные Сбербанк и Газпромбанк. Но это не всё. Высказывание Дмитрия Медведева, которое приводит агентство ТАСС, позволяет предположить, что создание Удоканского ГОКа не обойдётся и без привлечения бюджетных средств на реконструкцию местного аэропорта, прокладку линий электропередачи и «целый ряд других решений».


Вполне вероятно, что под этими «решениями» премьер-министр мог иметь ввиду, в том числе, строительство железнодорожных подъездных путей к новому комбинату. Если верить The Moscow Post, ранее руководство РЖД справедливо отказалось строить ветку за счёт госкомпании, а у Алишера Усманова денег на это, похоже, не нашлось. Решение, озвученное накануне премьером, позволяет предположить, что скоро мы увидим, как миллиардер из списка Forbes покупает госактив на государственные деньги. К такой практике часто прибегали люди, сделавшие состояния в 1990-е годы. Кому-то могло показаться, что она окончательно ушла в прошлое, но ситуация вокруг Удоканского комбината доказывает обратное. Впрочем, главное в этой истории совсем другое.


Если проект обещает быть экономически эффективным, то почему бы не обеспечить хотя бы половину его финансирования за счёт частных инвесторов? Попытки начать разработку Удоканского месторождения предпринимались с 1992 года. Список компаний, которые так или иначе собирались участвовать в этом проекте, выглядит внушительным. В нём фигурируют УГМК Искандара Махмудова, ОНЭКСИМ Михаила Прохорова, SMR Олега Дерипаски и ещё несколько крупных корпораций. Но все они в разное время отказались участвовать в проекте по экономическим соображениям.


Соображения эти, по-видимому, были связаны с тем, что Удоканское месторождение находится в труднодоступном районе Забайкалья со сложным рельефом, высокой сейсмической активностью и суровой зимой. Строительство промышленных объектов в таком месте требует огромного финансирования на фоне туманных перспектив окупаемости. А ещё строительство комбината потребует участия примерно 20 тыс. инженеров и высококвалифицированных рабочих. Для депрессивного региона это могло бы быть плюсом, но в том самом Каларском районе проживает меньше 10 тыс. человек. Персонал придётся завозить, что приведёт к гигантскому росту расходов.


Есть и ещё одна проблема. Как было сказано выше, Удоканское месторождение – третье в мире по залежам меди (около 24,6 млн тонн). Разработка таких объёмов может обрушить мировые цены на этот металл, в результате чего инвестиции в ГОК вряд ли когда-то окупятся. Может быть поэтому Алишер Усманов не спешил со стартом этого проекта без участия госбанков?


Структуры миллиардера планировали начать разработку месторождения ещё в 2010 году. К 2016 году ГОК, который до сих пор не построен, должен был давать не менее 474 тыс. тонн катодной меди ежегодно. Как мы видим, этот план сорвался. Но правительство избавило Усманова от неудобных вопросов – в 2014 году Роснедра перенесли начало разработки Удоканского месторождения на 2021 год.


И ещё одна важная деталь: по данным The Moscow Post, в 2016 году первый этап освоения Удоканского месторождения внезапно подорожал на 76% – до 238 млрд рублей. Ранее Усманов заявлял, что стоимость первой очереди составляет 2,1 млрд  долларов, а весь проект оценивается в 5 млрд долларов.


Как эти цифры связаны с теми, что были озвучены накануне на заседании правительства? Сколько денег инвестируют государственные банки в Удоканское месторождение на самом деле? Смогут ли они вернуть хотя бы часть этих средств? Неужели у нас в стране нет других проектов для вложения государственных денег кроме проекта,  в результате реализации которого медь будет поставляться в Китай, прибыль пойдет в карман хозяина «Металлинвеста» Алишера Усманова, а российскому государству достанутся лишь жалкие крохи.


Проектов, которые имеют более высокую степень проработки, а также находятся ближе к транспортным артериям и рынкам сбыта в России достаточно! Но мы видим, как государство даёт частной компании многомиллиардные кредиты с непонятными перспективами возврата. Неужели именно так должно выглядеть стимулирование «несырьевых» секторов, о котором заявляет министр экономического развития Максим Орешкин?