Алла Саблина: «Здание было продано до выборов президента США»

Поиск заведений

Znak.com задал ей вопросы, связанные с ее бизнес-деятельностью и с делом российских хакеров.


По данным «Радио Свобода», российская воинская часть 74455, обвиненная во взломе серверов Демократической партии США и упомянутая в обвинительных документах Минюста США, расположена в бизнес-центре «Рота-тауэр», находящемся в Химках. По данным «Свободы», компания, владеющая зданием, управляется Аллой Саблиной.


— В расследовании радио «Свобода» говорится, что хакерские атаки осуществлялись из здания «Башня» по адресу Химки, ул. Кирова 22, а гендиректором компании, которой принадлежит объект, являетесь вы. Это здание принадлежит или принадлежало вашей компании?


— На настоящий момент здание принадлежит не нам. Сделка по продаже здания стартовала в 2015 году и была закрыта в 2016, до выборов президента США. Деньги от продажи здания реинвестировали в другой бизнес.


— Кому вы продали здание?


— Крупные сделки такого плана носят конфиденциальный характер, я не могу разглашать покупателя без его согласия.


— В расследовании «Свободы» говорится, что один из фигурантов обвинительного заключения, Виктор Нетыкшо, занимался вербовкой хакеров из числа студентов и школьников. Вы знакомы с этим человеком?


— Я не знаю, кто это, это не моя сфера интересов — я занимаюсь бизнесом.


— Вы лично верите в историю о вмешательстве российских хакеров в американские выборы?


— Я не политик, я готова отвечать на вопросы по моей сфере деятельности, а слухи про американские выборы — не моя компетенция.


— О вас пишут, что вы — племянница бывшего губернатора Подмосковья Бориса Громова. Это правда?


— Моя девичья фамилия — Налча, большинство моих родственников — греки. Кроме одной русской бабушки. Я не имела и не имею никаких родственных связей с Борисом Громовым. Я понимаю, кому было нужно изначально вбросить эту ложь в медиапространство, но не понимаю, почему это до сих пор тиражируют.


— Что за история с незадекларированным особняком в Барвихе?


— Нас обвинили, что мы не задекларировали дом, когда он был еще на стадии строительства. Дом строился более 10 лет. Строительство начали, когда еще были живы мои родители, и была идея построить большой дом для всей семьи. Родители ушли, нас стало меньше, и уже не получится собрать всю большую семью под одной крышей, но, в чем нас обвиняют, непонятно. Мы всегда декларировали свои доходы, как только дом зарегистрировали, мы стали платить за него налоги и указывать в декларациях.


— Откуда у вас бизнес?


— Я начала заниматься бизнесом еще в 1994 году, это был охранный бизнес. Мой муж тогда служил в армии, и его армейские товарищи с тех пор и по сей день стали акционерами компании. Потом начали заниматься недвижимостью. Одни объекты приносили прибыль, другие нет, их мы продавали и инвестировали деньги в третье направление — в сельское хозяйство. В нулевые супруг занялся политикой и остался просто акционером компании, а я сейчас являюсь председателем совета директоров, а товарищи моего мужа так и остаются акционерами. 


— Ваш супруг является одним из основателей движения «Антимайдан». Как вы к этому относитесь?


— Мы с мужем прошли долгий совместный путь. Все, что он делает, вызывает у меня уважение и гордость за него. Если он занимается чем-то, значит, это нужно нашей стране. Мой муж — беззаветный патриот, и я никогда за все годы совместной жизни ни на секунду не усомнилась в его решениях.