«Мы уже упустили тот момент, когда можно было что-то предпринять»

Поиск заведений

 
Открытая лицензия от 22.07.2016 Viber, соцсети, Facebook, Skype, гаджеты, viber, vtcctylth, whatsapp, telegram, twitter, мессенджеры, мобильные приложения
Если государство признается, что не имеет доступ к сообщениям Telegram, то Whatsapp и Skype эксперты называют безопасными для властиФото: ?lvaro Ib??ez /Flickr.com

Мессенджеру Telegram, судя по предупреждениям главы Роскомнадзора и главы ФСБ, остались считанные дни до блокировки. Кремль пообещал перейти на другой мессенджер в случае блокировки, сказал в понедельник пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. «URA.RU» попросило экспертов по безопасности и интернет-технологиям ответить на вопросы: как спецслужбы могут обеспечить безопасность других каналов связи, которыми могут пользоваться террористы, и как за рубежом обстоят с этим дела?

История с анонимными мессенджерами развивается стремительно. Сначала в Госдуму внесли и рассмотрели в первом чтении законопроект, запрещающий анонимность в мессенджерах. Затем глава Роскомнадзора обратился к владельцу мессенджера Павлу Дурову с требованием выйти на сотрудничество и угрозой блокировки мессенджера. Дуров парировал, что чиновники тогда перейдут на «подконтрольные Америке» каналы связи. После интернет-перепалки свое веской слово сказал глава ФСБ, который назвал Telegram пособником терроризма.

Координатор проекта «Международная информационная безопасность и глобальное управление интернетом» Олег Демидов считает, что идеальной системы интернет-безопасности пока не существует нигде в мире. По его мнению, большинство мессенджеров использует сквозное шифрование, которое «не по зубам почти всем спецслужбам».

«Не лучше дела обстоят и с Facebook — с ним российские власти тоже уже довольно давно ведут переговоры. Но заблокировать в России этот гигант никто не решится — слишком большая аудитория в него вовлечена.

Не удается договориться и с Twitter. То есть проблема не только в Telegram, просто Дуров ведет себя наиболее вызывающе и не хочет вступать в какие-либо контакты с официальными властями», — сказал Демидов.

Координатор Центра безопасного интернета Урван Парфентьев считает главной проблемой Telegram то, «что мессенджер использует такие виды шифрования данных, которые исключают возможность их расшифровки с помощью универсальных ключей». Такие ключи к данным пользователей у государства должны быть, считает эксперт в области информационной безопасности, издатель журнала Information Security Александр Власов. При этом он называет позицию Дурова опасной, потому что тот «тем самым встает на сторону террористов».

Клипарт, убежище, snowden, asyl, сноуден эдвард
Четыре года назад Сноуден открыл миру информацию, что власти его страны следят за перепиской граждан. Сегодня об этих вещах говорят открыто
Фото: depositphotos.com © URA.RU

«Доступ правоохранительных органов к ключам на самом деле ничем не грозит пользователям: неужели кто-то всерьез думает, что реально прочесть миллионы сообщений? Даже американцы сегодня не обладают такими ресурсами и технологиями… Технологию анализа неструктурированных данных пока еще никто в мире не освоил», — сказал Власов.

Эксперты приводят в пример скандал с экс-агентом ЦРУ и Агентства национальной безопасности (АНБ) Эдвардом Сноуденом. Напомним, он разоблачил нелегальные методы своих контор по сбору данных пользователей в США и «прослушке» лидеров мировых держав.

Демидов считает, что американцы не обладают уникальными рецептами: «Практика работы АНБ показала, что вычленить из гигантских объемов сохраненных данных необходимую информацию, например, переписку террористов, практически невозможно». Власов подтвердил, что спецслужбы Америки используют данные из каналов не для предотвращения терактов, а для их расследования, «чтобы в огромном массиве данных находить преступные следы».

Директор компании «Ашманов и партнеры» Игорь Ашманов считает, что перехват сообщений в мессенжерах не является ключевой проблемой по нескольким причинам. Во-первых, террористы общаются с помощью эзопова языка и используют различные диалекты. Во-вторых, сами гаджеты представляют потенциальную угрозу: «Вскрытие информации может происходить путем установки, например, шпионской программы на устройство клиента — смартфон, планшет или ноутбук. Либо просто путем получения административного доступа на устройство.

До того, как сообщение зашифрует мессенджер, его успела «увидеть» операционная память устройства, антивирус и другие программы, о которых вы даже не подозреваете».

Ашманов резюмирует, что не существует ни безопасных устройств, ни безопасных каналов для связи. Он напоминает, что большинство производителей ноутбуков и смартфоном «находится в американской юрисдикции», и у американцев есть доступ «практически ко всем операционным системам». «Что касается Whatsapp или Skype, то про них ходят упорные слухи о том, что они якобы договорились с ФСБ и другими мировыми спецслужбами», — говорит Ашманов.

Президент Международной контртеррористической ассоциации Иосиф Линдер также подтверждает, что «основные серверные блоки, через которые идет вся связь и коммуникации», находятся на территории США».

«Механизм во всех странах один и тот же. Спецслужбы вынуждены находить методы либо добровольного, либо принудительного контроля. Системы, которые идут на сотрудничество, продолжают существовать. Как только какая-то из систем отказывается и не дает возможность спецслужбам получать доступ к внутреннему обмену информацией, естественно, возникает скандал», — говорит Линдер.

Он напомнил про громкие скандалы в США, где были судебные тяжбы спецслужб с корпорациями Майкрософт и Самсунг. Корпорации отказывались расшифровывать гаджеты, изъятые у погибших или захваченных террористов.

С большой долей пессимизма отнесся к попытке спецслужб в России запретить канал президент ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа» Сергей Гончаров. Он назвал решение ФСБ «нормальным предложение и не более того», которое на практике тяжело осуществимо: «Мы уже упустили тот момент, когда можно было что-то предпринять». По его мнению, постоянно ведется борьба спецслужб с террористами. «Если кто-то думает, что только интернет и техника влияет на терроризм — это не тот подход, о котором можно рассуждать», — сказал Гончаров.